Воссоздание Германии. 1945-55

Капитуляция

30 апреля 1945 советские войска взяли рейхстаг, а Гитлер покончил с собой. К этому времени союзники освободили от нацистских сил почти всю Европу. Перед смертью Гитлер сделал министра пропаганды Йозефа Геббельса своим преемником на посту рейхсканцлера. Тот попробовал договориться со Сталиным о прекращении огня, но Москва требовала безоговорочной капитуляции, и он покончил с собой. Своим преемником на посту рейхспрезидента и военным министром Гитлер назначил Карла Дёница, главнокомандующего кригсмарине (ВМС) и верховного главнокомандующего силами вермахта на севере. Тот в свою очередь поручил министру финансов графу Шверин фон Крозигу сформировать новое правительство и занять в нем посты министра иностранных дел и финансов.

Новое правительство собиралось заключить перемирие на западе, чтобы продолжать войну с Советским союзом на востоке. Западное командование отказывалось — поскольку в Ялте союзники согласовали требование о безоговорочной капитуляции. Тогда немецкие войска в Дании, Нидерландах и на северо-западе Германии (группа H) сдались британскому командующему Бернарду Монтгомери. Немецкие войска в Берлине (группа “Висла”) уже сдались советским, а в Северной Италии (группа C) и в Баварии и Австрии (группы G и “Остмарк”) — американским, были уничтожены немецкие силы во Франции и Бельгии (группа B). Продолжали сражаться войска в Чехословакии (группа “Центр”, бывшая A), Прибалтике (группа “Курляндия”) и на Балканах (группа E).

В этих условиях Дёниц отправил в Реймс на встречу с западным командованием делегацию во главе с начальником главного штаба вермахта Альфредом Йодлем, уполномочив его заключить с Дуайтом Эйзенхауэром, командующим западным экспедиционным корпусом, перемирие. Эйзенхауэр вновь отказался от сепаратного перемирия, и Дёниц дал Йодлю право подписать безоговорочную капитуляцию от имени немецкого верховного командования (7 мая). Документ также подписал советский представитель, хотя полномочий на это еще не имел. Сталин затем потребовал подписать новую, торжественную капитуляцию в Берлине на более высоком уровне, с участием командующих всеми видами вооруженных сил Германии. Она состоялась вечером 8 мая (ночь на 9 мая мск), с немецкой стороны документ подписали начальник верховного командования вермахта Вильгельм Кейтель (от верховного командования и от сухопутных сил), главком кригсмарине (ВМС) и начальник генштаба люфтваффе (ВВС). Капитуляция вступила в силу 8 мая в 23.01, хотя группа E сдалась только 9 мая (отдельные ее части не складывали оружие до 15 мая), группа “Центр” продолжала сражаться до 11 мая, а группа “Курляндия — до 15 мая.

В плену союзников оказались — включая плененных в ходе войны — 11 миллионов человек, в том числе 3,5 миллиона — у британцев, по 3 милилона — у СССР и США и около 1 миллиона — у Франции.

Оккупация

Дёниц и правительство Шверин фон Кройзига после капитуляции вооруженных сил были изолированы во Фленсбурге (Шлезвиг-Гольштейн), где они на тот момент находились. 23 мая все они были арестованы. Через несколько дней четыре союзные державы заявили, что принимают на себя верховную власть на всей территории, которую в 1937 году занимала Германия (Берлинская декларация). Силезия, Восточный Бранденбург, Померания и Восточная Пруссия перешли под советский и польский контроль, остальная территория была разделена на оккупационные зоны. Сначала (1944) предполагалось создать три зоны: советскую (восток), британскую (северо-запад) и американскую (юго-запад и использовавшийся американцами порт Бремен), но Черчилль настоял на том, чтобы была создана четвертая зона для Франции — он не хотел остаться один на один с СССР после запланированного на 1947 ухода США. Сталин согласился на создание французской зоны за счет двух западных — в нее вошли расположенные у французской границы юг британской зоны и юго-запад американской. Оккупационные зоны были сформированы в июле 1945. Однако это не означало аннексии, поскольку союзники не хотели становиться правопреемниками Германии и принимать на себя ее обязательства- то есть Германия как субъект права продолжала существовать, пусть даже верховная власть находилась в руках союзников. Каждую зону возглавлял военный губернатор, а общие вопросы обсуждались в Союзном контрольном совете. Берлин также был разделен на 4 сектора, для общего управления городом действовала Союзная комендатура.

Следствием поражения Германии в войне и утраты части территоий стал массовый исход немцев на территорию четырех оккупационных зон: 4,5 миллиона человек переселились в советскую зону, по 3 миллиона — в американскую и британскую и совсем немного — во французскую. В основном это были переселенцы из территоий, отошедших Польше и Советскому союзу (7 миллионов), а также из чешских Судет (3 миллиона).

В августе представители трех стран-победительниц договорились в Потсдаме о принципах послевоенного устройства Германии: денацификация, демилитаризация, демократизация, децентрализация и демонтаж (“пять Д”). Эти принципы были призваны не допустить возникновения новой немецкой угрозы в Европе. В общем ключе демилитаризации было решено удалить саму основу военной машины — угольную промышленность и металлургию. Германия опиралась на четыре горнометаллургических комплекса: Рур, Силезия, Саар и Эльзас-Лотарингия. Два последних перешли под французский контроль, Силезию передали Польше — как компенсацию за передачу части ее территорий Советскому союзу, а Рур решили поставить под международный контроль.

Денацификация

Чтобы очистить немецкое общество от влияния национал-социализма, было решено выявить бывших нацистов и в зависимости от степени вины в преступлениях режима — наказать, запретить участие в ряде сфер общественной жизни или отпустить. Проверку на причастность к преступлениям нацизма прошли несколько миллионов немцев. На западе треть из них была оправдана, около половины были признаны соучастниками и лишь несколько процентов — обремененными или вообще военными преступниками. Поначалу проверки проводили оккупационные власти, но уже через пару лет после окончания войны этим стали заниматься местные власти. Во французской зоне критерии виновности были наиболее мягкими, и французы сравнительно вяло занимались денацификацией. Британцы вскоре тоже свернули этот процесс, поскольку им пришлось привлекать старых специалистов для восстановления экономики. В советской оккупационной зоне отпускали в разы реже, чем на западе. Здесь процесс денацификации использовали также для борьбы с противниками режима, а контроль за ним вело советское НКВД, а спецлагеря для бывших нацистов входили в систему ГУЛаг.

Параллельно во всех четырех зонах уничтожались книги и произведения искусства, в той или иной степени пропагандировавшие идеи национализма и милитаризма, и проводилась политика формирования у немцев нового сознания — прежде всего через школы (“антифашистско-демократическое преобразование” в советской зоне, “перестройка” в британской, “переобразование” в американской и “цивилизирующая миссия” во французской).

Аденауэр старался создать максимально широкий общественный консенсус в отношении новой политической системы, и не хотел создавать большой лагерь людей, не включенных в новую жизнь и способных в будущем подорвать ее стабильность. В 1951 денацификация в западной Германии была завершена. Военным приступникам и обремененным было запрещено поступать на госслужбу, со всех остальных (800 тысяч челвоек) ограничения были сняты. В итоге, например, в Федеральном уголовном ведомстве бывшие члены СС в 1950-х составляли две трети, в Федеральном разведывательном ведомстве и министерстве юстиции бывшие нацисты составляли большинство. Ведомство федерального канцлера возглавлял один из авторов нацистских расовых законов.

В восточной Германии последствия денацификации, где в 1950 закрылись спецлагеря для бывших нацистов, были значительно жестче, для бывших нацистов были закрыты почти все карьерные пути. Им удавалось продвинуться разве что в армии, за неимением других профессионалов. Бывшим членам НСДАП были полностью запрещены работа в школе, полиции, юстиции и внутреннем управлении.

Репарации и демонтаж

Как и после Первой мировой войны, Германию обязали выплатить странам-победительницам репарации — в виде изъятия зарубежной собственности Германии, изъятия золотовалютных запасов, а также изъятия товаров и интеллектуальной собственности, использования принудительного труда пленных и демонтажа и вывоза промышленных объектов, которые каждая союзница могла по собственному усмотрению проводить в своей оккупационной зоне. Несмотря на существенный военный ущерб, более 80% немецких предприятий остались целыми. Советсткий союз как наиболее пострадавшая сторона получил также право на репарации из западных зон, в обмен на поставки туда недостающего продовольствия. Однако уже через несколько месяцев поставки продуктов прекратились, и американская, а затем и британская и французская зоны прекратили репарационные поставки Советскому союзу.

Соединенные штаты преимущественно вывозили интеллектуальную собственность (патенты), прежде всего военные технологии, и использовали труд профильных специалистов. Большую часть своих пленных они отпустили или передали союзникам, а сравнительно небольшую часть использовали в своей оккупационной зоне, в основном в сельском хозяйстве. Британия, а особенно Советский союз и Франция не только активно применяли труд военнопленных в своих оккупационных зонах, но и вывезли сотни тысяч немцев в свои пределы, где использовали их труд в счет репараций. Американцы и британцы отпустили своих последних пленных в 1948, французы в 1949, последние немецкие пленные из Советского союза вернулись в 1955.

Демонтаж был одновременно нацелен на демилитаризацию Германии в соответствии с принятыми в Потсдаме решениями. Союзники договорились снизить объем немецкой сталелитейной промышленности до 25% довоенного уровня.

С начало холодной войны западные державы взяли курс на скорейшее восстановление Германии, подключили ее к плану Маршала и одновременно с демонтажем в 1947 начался процесс “ремонтажа”. В 1950 западные союзники прекратили демонтаж, отложив вопрос репараций до заключения мирного договора. СССР получал репарации (сначала демонтаж, а затем вывоз товаров) до немецкого восстания 1953. В результате были вывезены 30% всего промышленного фонда (по состоянию на 1944), изымались ежегодно от 15% до 50% текущей продукции (в среднем 20%), вывоз рельсов сократил длину железных дорог до 50% от уровня 1938. Правда, демонтировать заводы как зачастую поручалось их работникам, которые прятали важные детали, так что собрать производства в Советском союзе было сложно или невозможно. Поэтому в 1946 большинство предназначенных для демонтажа предприятий советской зоны были преобразованы в “советские акционерные общества”, и в СССР поставлялись в счет репараций не сами предприятия, а их продукция. В 1947 советские АО производили 20% промышленной продукции в восточной оккупационной зоне. В 1953 все советские АО были переданы в собственность ГДР.

Параллельно с демонтажем крупных предприятий немцы собственными силами восстанавливали инфраструктуру: автомобильные и железные дороги были разрушены только на транспортных узлах и мостах, так что наладить их удалось быстро.

Децентрализация

В течение года после создания оккупационных зон из бывших прусских провинций и полусуверенных княжеств во всех четырех зонах были сформированы новые земли. Прошли выборы, были сформированы земельные парламенты и правительства. В 1947 была формально упразднена Пруссия, еще годом ранее разбитая на отдельные земли с полностью раздельным управлением. Еще до того как в Потсдаме было решено создать общие союзные органы управления Германией, Советский союз и Британия создали в своих зонах централизованные ведомства в основных экономических сферах. При британской администрации в 1946 появился консультативный совет из представителей земель, партий и профсоюзов. Американская администрация предоставила земельным правительствам значительную автономию, а для их координации образовала законодательный Совет земель и центральные структуры, которые однако были — в отличие от советской и британской зон — самостоятельными и находились лишь под общим контролем военной администрации.

Объединение западных зон

В 1947 британская и американская зоны объединились в Бизону — британская администрация была преобразована по примеру американской, и земли получили значительную автономию, был также создан ряд общих для Бизоны управленческих структур: законодательный Экономический совет из представителей земельных парламентов, несколько профильных директорий (экономика, финансы, сельское хозяйство, транспорт, связь) и контрольный орган — Совет земель (сначала Исполнительный совет) из представителей земельных правительств, который единственный обладал правом законодательный инициативы, а также общие Банк немецких земель (в каждой земле был свой центробанк) и верховный суд.

Франция, не участвовавшая в Потсдамской конференции, не считала себя связанной всеми ее решениями и в своей оккупационной зоне не создала централизованных структур, препятствовала взаимодействию земель и не участвовала в интеграции оккупационных зон. Саар (в 1920-35 — французский протекторат) вновь стал французским протекторатом: оккупационные власти установили здесь таможенную границу с остальными немецкими землями, зато сняли — с Францией, а французский франк стал саарской валютой. Советская администрация также не была готова предоставить автономию землям в своей оккупационной зоне, поскольку земельные выборы показали относительную слабость коммунистических сил, которые могли не выстоять в демократической борьбе.

Демократизация и создание западногерманского государства. В феврале — июне 1948 западные страны-победительницы и страны Бенилюкса, как соседи Германии, провели в Лондоне конференцию о будущем Германии. Франция согласилась присоединить свою зону к американо-британской, при условии особого статуса Саара (под французским контролем) и Рура (под международным контролем). На территории Тризоны было решено создать единое западногерманское государство, в перспективе разрешить ему частичное вооружение (кроме ОМП и тяжелых вооружений) и интегрировать его в западную военно-политическую систему. Кроме того, военные губернаторы трех западных зон объявили о присоединении Германии к плану Маршала. Советский союз на конференцию не пригласили, в ответ он отказался участвовать в работе Союзного контрольного совета, который с тех пор не созывался, а в 1990 был формально упразднен. Кроме того, советские оккупационные власти стали досматривать следующие в западные сектора Берлина грузы — западные державы в ответ организовали воздушное снабжение своих гарнизонов в городе. Тогда Советский союз покинул и Союзную комендатуру Берлина, а через несколько дней — из-за валютной реформы — была введена полноценная блокада западных секторов.

Лондонская конференция также подготовила рекомендации главам 11 западных земель (Франкфуртские документы): им предстояло создавать учредительное собрание для выработки демократической конституции западногерманского государства, представить ее для одобрения военным губернаторам, а затем провести референдум для ее принятия. В июле 1948 премьер-министры западных земель собрались в Кобленце обсудить эти рекомендации. Однако чтобы не расширять разрыв между западом и востоком, они решили принять не конституцию, а временный “основной закон” до объединения Германии, выработать его должен был специальный парламентский совет, а не учредительное собрание, а принять — две трети земельных парламентов, а не народ на референдуме. Кроме того, новое государство не должно было стать преемником Немецкого рейха. В августе специальный конституционный комитет по поручению земельных правительств выработал основные принципы новой конституции, а осенью парламентский совет из представителей земельных правительств собрался для выработки окончательного документа. Основной закон был готов, согласован военными губернаторами и одобрен земельными парламентами в мае 1949. В августе главы земельных правительств снова собрались в Кобленце, чтобы назначить выборы в I бундестаг и федеральное собрание, которому предстояло избрать президента страны.

Новая конституция была призвана создать прочный демократический порядок, гарантируя его от провала в диктатуру, подобную нацистской. Документ предполагал создание парламента (бундестага) и дополнительно палаты регионов (бундесрат), согласие которой требуется при принятии законов, затрагивающих интересы земель. Парламенту предстояло избирать главу правительства (бундесканцлера). Была значительно ослаблена власть главы государства (бундеспрезидента), многие полномочия которого перешли канцлеру, а сменить правительство парламент теперь мог, лишь сформировав новое — это исключало даже временный переход власти в руки президента. Был также создан федеральный конституционный суд и сокращены возможности проведения референдума. Столицей страны стал Бонн. Сначала планировалось разместить столицу во Франкфурте — центре немецкого парламентаризма и резиденции основных органов самоуправления Бизоны. Но Франкфурт был сильно разрушен, там правила СДПГ и в городе находилась резиденция американского военного губернатора, так что США не были готовы снять с города оккупационный режим, зато такую готовность в отношении Бонна выразили британские власти — он стал внезоновым городом.

На следующий год — на фоне набирающей обороты холодной войны и начала войны в Корее — правительство издало постановление, потребовав от всех госслужащих верности конституции. Соответственно членам “враждебных конституции” организаций доступ к госслужбе был закрыт. Были уволены многие чиновники-коммунисты, а в 1954 сама Компартия была запрещена как антиконституционная, тем более что она поддерживала тесные контакты с правящей на востоке Социалистической единой партии Германии, образованной из принудительного слияния немецких Компартии и Социал-демократической партии в советской зоне оккупации — в годы доктрины Хальштайна это расценивалось как предательство.

Валютная реформа

В Веймарской республике параллельно ходили рентная марка (обеспеченная частной землей) и рейхсмарка (обеспеченная имуществом государства). С начала войны нацисты для финансирования войны брали деньги в банках страны, тем более что немцы несли туда все больше денег, которые они не могли использовать на покупку товаров (из-за дефицита) и предпочитали откладывать на банковских счетах. Военные поражения подоврали доверие к государству, и с 1943 немцы стали забирать деньги из банков, чтобы хранить в наличности. Денег стало не хватать, в ход пошел печатный пресс и резкий рост денежной массы спровоцировал мощную инфляцию. После войны ее усугубило то, что оккупационные власти стали выпускать собственные деньги, дополнительно увеличивая массу бумажных денег.

Денежная масса росла, ее отток за рубеж был исключен из-за ограничений на валютную политику и внешнюю торговлю Германии (страна не могла снизить объем денег, купив на них товары). Напротив, товаров не хватало: их нельзя было купить за рубежом, промышленные предприятия демонтировались, работавшие предпочитали не сбывать продукцию, а накапливать запасы, расчитывая продать их в будущем по более привлекательным ценам, купить товары за рубежом Германия тоже не могла из-за ограничений на торговлю. Таким образом денег было много, а товаров мало. В итоге деньги обесценились, основные товары распределялись по карточкам, в остальном немцы предпочитали натуральный обмен или “товарную валюту” (американские сигареты), и расцвел черный рынок. Попытки выработать общенемецкую валютную реформу не удавались, из-за различия в экономических подходах в западных и восточной оккупационных зонах. В 1948 западные оккупационные власти уступили настоянию немецких финансистов и — согласились провести валютную реформу.

Реформа прошла в трех западных зонах 20 июня 1948. Старые деньги обменивались на новые (немецкую марку) в соотношении 1:1 для текущих платежей (зарплаты, арендные платежи, налоги) и в соотношении 1:10 для банковских вкладов и наличных накоплений. При этом чтобы не допустить новой инфляции, на обмен наличности давалась неделя, затем все старые деньги теряли всякую цену. При конвертации накоплений половина обменивалась сразу, а половина пересчитывалась на новые деньги и откладывалась на закрытый счет. Через несколько месяцев 70% денег на закрытых счетах были аннулированы, 20% переведены на основные счета, а еще 10% остались закрытыми до 1954. Так что реальный обменный курс составил здесь не 1:10, а 0,65:10.

Доходы земельных и местных властей обменивались в соотношении 1:6 (кроме кредитов), доходы железных дорог и почты — в соотношении 1:12. При этом все накопленные ими деньги и средства и кредитные требования банков (прежде всего требования к государственным институтам) аннулировались. Правда, затем власти по собственной инициативе предоставили им определенные компенсации.

Одновременно власти отменили контроль за ценами, а затем — и за зарплатами. Предприятия и поставщики черного рынка сразу выставили свои товары на свободный рынок, поскольку могли теперь сбыть их по достойным ценам. Дефицит был преодолен.

Экономическое чудо

Тем не менее, за валютной реформой последовал спад промышленного производства и рост безработицы. Но в 1950 США вступили в Корейскую войну, и в мире вновь резко вырос спрос на военные и связанные с ними товары — прежде всего продукцию горнометаллургической отрасли. Поскольку в Германии были наиболее низкие издержки (дешевые рабочая сила и сырье, много готовых, но неработающих заводов), немецкая продукция стала востребованной на мировом рынке. Рост экспорта стимулировал дальнейшее расширение производства и занятости и приток инвестиций. Маховик роста был запущен. Ему способствовали также американские кредиты по плану Маршала.

Растущий спрос на рабочую силу и рост благосостояния в западной Германии привлекал в страну специалистов из восточной Германии и других стран Восточной Европы. Несколько крупных предприятий перенесли свои производства из восточной Германии на многообещающий запад (Audi, Siemens). В 1960-х страна стала приглашать гастарбайтеров.

Экономическое чудо позволило не только выплатить внешние долги Германии, снизить бюджетный дефицит, накопить за счет крупного положительного сальдо во внешей торговле значительные золотовалютные резервы, но и превратило Германию из промышленно-аграрной страны в страну с преобладающим сектором услуг. Во многом благодаря экономическому чуду новая политическая система смогла была принята немцами в западной Германии — она гарантировала стабильность и благосостояние.

Еще одним следствием валютной реформы стало осложнение ситуации вокруг Берлина. Еще до ее начала советские оккупационные власти стали досматривать следующие в западные сектора грузы. Когда на западе прошла валютная реформа, советские власти — опасаясь что масса ненужных рейхсмарок хлынет в восточную зону, где они еще ходили — объявила собственную валютную реформу. При этом ее действие было распространено не только на территории под советской ответственностью, но и на западные сектора Берлина. Тогда западные страны распространили свою валютную реформу и на западный Берлин. Ответом Советского союза стала полная блокада западных секторов — были оборваны пути сообщения с западными зонами, хотя жители западного Берлина могли закупаться в советской зоне. Ответом западных держав стало расширение воздушного моста — если раньше он снабжал только гарнизоны, то теперь — весь город. Таким образом блокада оказалась бессмысленной и в 1949 была снята.

Политическая ситуация

В Веймарской республике примерно равными были силы правого и левого лагеря. В левый входили Коммунистическая (KPD) и Социал-демократическая партии (SPD), в правый — католическая Партия центра, ее баварийский аналог Баварская народная партия (BVP), протестансткая Христианско-социальная служба, Немецкая национальная народная партия (DNVP). После 1928 доля этих правых партий стала быстро падать — их вытесняла Национал-социалистическая немецкая рабочая партия (NSDAP). Небольшой либеральный лагерь составляли Немецкая демократическая партия (DDP, с 1930 Немецкая государственная партия, DStP) и Немецкая народная партия (DVP). В 1933 все партии кроме NSDAP были запрещены, в нее вошли многие представители DNVP.

После войны левый лагерь остался в прежнем составе (KPD и SPD), а левый и либеральный сильно изменились. Бывшие члены DStP и DVP объединились в Свободную демократическую партию (FDP). На правом фланге стали создаваться по всей стране местные христианско-демократические союзы — крупнейшие в Берлине, Кёльне, Франкфурте, Ганновере, Мюнхене, Штутгарте, Вюрцбурге. Американская и французская администрация запретили их слияние в единые организации, а в британской объединенный Христианско-демократический союз (CDU) возглавил старейший участник — бывший мэр Кёльна и председатель региональной (верхней) палаты прусского парламента Конрад Аденауэр. Из баварских ячеек был создан Христианско-социальный союз (CSU).

Аденауэр расчитывал возглавить правительство новой Германии, однако не менее сильные позиции, чем христианские демократы, в стране имели левые силы. Чтобы повысить свои шансы на успех, Аденауэр — председатель Парламентского совета — добился того, что совет включил в основной закон положение о том, что западный Берлин (где доминировали социал-демократы) не станет федеральной землей и там не будут проходить выборы в бундестаг, вместо этого западный Берлин сохранит особый статус и будет направлять в бундестаг делегатов без права голоса.

Выборы 1949

Выборы проходили по партийным спискам на пропорциональной основе. Мандаты подсчитывались в рамках отдельных земель, при этом действовал 5%-ный барьер — то есть если партия не набирала 5% голосов в пределах земли, в этой земле она не получала мандатов, что не мешало ей получить мандаты в других землях, если в них она барьер преодолела. Получить мандаты можно было также, выиграв прямой мандат — если в рамках земли партия получала прямой мандат, ей также выделялись несколько пропорциональных мандатов от этой земли, соответственно набранным голосам избирателей.

Христианские демократы еще не могли объединиться и вышли на выборы как “рабочее сообщество” христианско-демократических групп. Высокая явка на выборах (78,5%) рассматривалась также как поддержка основного закона, который был принят лишь земельными парламентами. Христианские демократы (CDU/CSU) и социал-демократы (SPD) получили по 30% голосов, еще около 12% достались либералам и 6% — коммунистам. Аденауэр сформировал коалицию с либералами и небольшой правой партией, несмотря на то что она обладала незначительным большинством и даже в самом ХДС многие выступали за “большую коалицию” с СДПГ — государство только создавалось и было разумно привлечь к его формированию максимально широкий круг, чтобы создать ему максимально широкую опору. Однако СДПГ и даже часть членов ХДС выступали за внедрение плановой экономики, в то время как крыло Аденауэра и СвДП были сторонниками социально ориентированной рыночной экономики. Кроме того, СДПГ выступала за нейтралитет нового государства в холодной войне, чтобы не делать немецкое единство заложником противостояния сверхдержав. Аденауэр же считал необходимым уступить требованию западных оккупационных держав и интегрировать страну в западный мир. Аденауэр был ихбран канцлером — с перевесом в 1, собственный голос. В его поддержку проголосовал и один из представителей оппозиции. На руку Аденауэру сыграло и то, что берлинские делегаты (5 от СДПГ, 2 от ХДС и 1 от СвДП) не имели голоса. Для закрепления коалиции христианские демократы поддержали кандидатуру Теодора Хойсса (FDP) на пост президента.

I смягчение оккупации

Одновременно с образованием государства в западных зонах три державы-победительницы смягчили свой оккупационный режим. Оккупационный статут 1949 заменил военных губернаторов на гражданских высоких комиссаров, которые заседали вместе (Союзная высокая комиссия) в Петерсберге под Бонном. Большая часть полномочий была передана немецким властям, за собой оккупационные державы оставили разоружение и демилитаризацию, внешние сношения, внешнюю торговлю и валютную политику, декартелизацию, контроль за федеральными и земельными законами и управление Руром. Однако три державы оговорились, что вслучае угрозы безопасности, основному закону или оккупационному статуту переведут оккупационный режим на прежний уровень. Принятый параллельно Рурский статут закреплял международный контроль над Руром: Международная администрация для Рура решала, что, в каких количествах и для каких целей производить из немецких угля и железа. В администрацию вошли западные оккупационные державы (по 3 голоса), страны Бенилюкса (по 1 голосу) и Германия (3 голоса).

Сразу после войны Британия призывала к созданию на основе Франции и Германии государственного объединения — Соединенных штатов Европы — для преодоления франко-германской враждебности, спровоцировавшей две мировые войны. Во Франции выработали более выгодный для себя план, который позволил стране остаться независимым государством, но при этом снизить опасность немецкой агрессии и получить доступ к немецким углю и стали, которые находились под международным контролем. Глава французского МИД Робер Шуман предложил создать Европейское сообщество угля и стали (Франция, Германия, Италия и Бенилюкс). Страны-участницы передали органам сообщества регулирование металлургии и угольной сферы. Рурский статут был, соответственно, отменен.

II смягчение оккупации

Одним из первых решений нового правительство было заключение Петерсбергского соглашения с высокими комиссарами трех союзных держав. Оно подтвердило, развило и смягчило основные положения Оккупационного статута. Германия согласилась продолжить курс на декартелизацию и демилитаризацию, согласилась присоединиться к плану Маршала и согласилась, что Рур не окажется в ее юрисдикции, а будет находиться под международным контролем. В обмен союзники сократили планы по демонтажу немецких заводов, разрешили Германии строить суда и устанавливать консульские и торговые отношения с другими странами. Кроме того, стороны закрепили западную перспективу Германии: ее тесное взаимодействие с западными странами и участие в Совете Европы.

III смягчение оккупации

В 1951 оккупационный режим был еще смягчен: новая республика согласилась признать долги Рейха, в ответ западные державы разрешили ей установить полноценные отношения с другими странами (в немецком правительстве был создан МИД), отказались от контроля за федеральными и земельными законами и передали Бонну руководство валютной политикой.

Немецкие долги

Уже в 1952-53 в Лондоне прошла конференция по немецким долгам. После Первой мировой войны на Германию была наложен штраф за ее развязывание — репарации. Страны-победительницы постепенно снижали свои финансовые требования к Германии, одновременно предоставляя ей кредиты (прежде всего американские), чтобы Веймарская республика могла быстрее восстановить экономику и выплатить штраф. Это были 25-летний кредит по плану Дауэса (1924-49) и 35-летний кредит по плану Янга (1930-65). Вопрос с репарациями был закрыт в 1932, но долги по кредитам Дауэса и Янга оставались. Гитлер в 1933 прекратил их обслуживание.

На конференции Бонн согласился взять на себя выплаты, которые игнорировал нацистский Рейх (1933-44), а вопрос послевоенных выплат (1945-52) было решено отложить до объединения Германии и заключения мирного договора — поскольку юрисдикция западногерманского правительства сократилась вдвое по сравнению с 1937 и соответственно значительно снизилась его экономическая сила (были утрачены такие основы немецкой экономики как Силезия, Эльзас и Саар и ряд машиностроительных центров в советской зоне оккупации). Вдобавок сумма кредитных требований была снижена вдвое. Немецкая делегация напоминала, что слишком высокие репарации губительно сказались на немецкой экономике еще после Первой мировой войны, спровоцировав рост национализма и приход к власти Гитлера.

Таким образом правительство Западной Германии обязалось “отработать” годы нацистских неплатежей: выплаты по кредитам Дауэса и Янга были растянуты до 1972. Кредиторам также были выданы бумаги с правом после объединения Германии требовать платежей за 1945-52. Когда в 1990 объединение состоялось, Германия стала в течение 20 лет выплачивать эти деньги и к 2010 завершила все выплаты.

Кроме того, на лондонской конференции по немецким долгам Германия согласилась выплатить кредиты, которые страны-победительницы предоставили ей после 1945 в рамках экономической помощи и плана Маршала. В 1973 были завершены платежи Франции и Великобритании, а в 1988 — Соединенным штатам.

Одновременно правительство Аденауэра признало израильские требования о компенсации за Холокост и согласилось выплатить две трети требуемой от Германии суммы (Люксембургское соглашение, 1953). Кроме того, в Германии провели реституцию или компенсацию отобранной нацистами собственности.

Де- и ремилитаризация

После капитуляции вермахт был обезоружен, но не расформирован. Вместо этого пленных солдат и офицеров разместили в резервациях, сохранив прежние структуру и управление. Западные союзники, прежде всего Великобритания, опасались новой войны — с Советским союзом — и рассчитывали использовать немецкие силы для поддержки. К 1947 по настоянию Москвы вермахт все же был расформирован, хотя многих пленных союзники стали использовать во вспомогательных формированиях, прежде всего в трудовых подразделениях. После того как в советской зоне были созданы военнизированные пограничные подразделения (1948), Аденауэр стал все настойчивее требовать ремилитаризации Германии.

В условиях усиления противоречий между Советским союзом и западом Британия — опасаясь вывода американских сил из Европы — активно поддерживала ремилитаризацию Германии и создание немецких вооруженных сил, но в составе общеевропейской армии. США поддержали идею, и французский премьер Рене Плевен выработал план создания Европейского оборонительного сообщества (Франция, Италия, Германия и страны Бенилюкса) с общими вооруженными силами. Причем предполагалось, что немецкая армия будет подчиняться непосредственно ЕОС, в то время как армии остальных стран — национальным властям. Германии за участие в сообществе пообещали почти полное восстановление суверенитета, отмену оккупационного статута и создание армии. В 1952 были одновременно подписаны договор о ЕОС и Договор о Германии (или Генеральный договор) — это соглашение между Бонном и западными оккупационными державами отменял оккупационный статут и восстанавливал суверенитет немецкого правительства, а размещение иностранных вооруженных сил на территории страны разрешалось теперь лишь с согласия ее правительства. Правда, за Вашингтоном, Лондоном и Парижем оставалось право принять меры для защиты своих войск в Германии — до тех пока немецкие власти сами не смогут противостоять такой опасности. Кроме того, за союзниками сохранялись права касательно Берлина, Германии в границах 1937 и мирного договора. Когда ратификация договора о ЕОС была почти завершена, его отвергла сама Франция, новые власти которой опасались ослабления контроля за собственной армией (1954).

Вместо этого Германии разрешили вступить в 1954 в Западноевропейский союз (те же плюс Великобритания) и в НАТО (все западноевропейские страны кроме нейтральных Швеции и Швейцарии и фашистской Испании, а также США и Канада). В Германии появилось министерство обороны (1955) и был образован бундесвер (1955), но не было создано подразделений для оперативного руководства, так что применение немецких вооруженных сил было возможно только в составе НАТО, а ряд воздушных и морских подразделений даже в мирное время подчинялся напрямую НАТО. Вдобавок США гарантировали Франции размещение в Германии собственных сил — как залог против возрождения немецкого милитаризма — и Германии запретили иметь ядерное, биологическое и химическое оружие. США также предоставили Германии тяжелую технику, запретив использовать ее вне НАТО или передавать третьим сторонам. Офицерами стали в основном (более 80%) бывшие офицеры рейхсвера и вермахта, хотя бывшим членам Ваффен-СС и коммунистам путь в полковники и генералы был закрыт.

Кроме того, было решено закрыть последний спорный вопрос между западными державами — саарский. Аденауэр подписал с Францией Саарский статут, который предполагал сохранить внутриполитическое самоуправление Саара, его экономический союз с Францией, а внешние сношения и оборону передать под международный контроль в лице специального комиссара Западноевропейского союза. В качестве компенсации Франции было разрешено до 1981 копать в угольных шахтах Саара. Социал-демократическая оппозиция заявила о фактической передаче Саара Франции, но для Аденауэра принципиальным было наладить отношения с Парижем.

Отмена оккупации

Все четыре Парижских договора — 1). Генеральный договор, 2). документ о присоединении Германии к Брюссельскому пакту и создании Западноевропейского союза, 3). документ о вступлении Германии в НАТО и 4). Саарский статут — вступили в силу в 1955. В рамках НАТО был затем заключен дополнительный договор между Германией и партнерами по альянсу, разрешивший им размещение своих сил на территории страны. Несмотря на то что оккупационный режим был отменен, США, Британия и Франция сохранили ряд контрольных прав, которые вместо высоких комиссаров осуществляли послы трех стран.

ГДР шла по следам: в 1956 Национальную народную армию, а в 1955 страна вступила в Варшавскому договору. В 1957 было заключено соглашение о размещении совестких войск на территории страны.

Несмотря на то что Бонн и Париж договорились о статусе Саара, предложенное решение провалилось на референдуме в самом Сааре (68% против). Западные страны расценили это как желание саарцев воссоединиться с Германией, и Франция согласилась на передачу Саара под немецкий суверенитет (1956). На следующий год Саар стал 10-й немецкой землей, а в 1959 немецкая марка заменил франк в качестве саарской валюты.

Немецкий вопрос

Исключительное представительство

Когда боннское правительство признало — в отличие от ГДР — прежние немецкие долги и стало выплачивать их, оно тем самым заявило свои претензии на то, что действует от имени всей Германии и всего немецкого народа. Когда СССР предоставила восточной Германии суверенитет, западные державы подтвердили, что считают только Бонн легитимным представителем немецкого народа, тем более что пока только здесь власть формировалась по итогам свободного волеизъявления граждан (выборов). Юридически Германия по-прежнему существовала в границах 1937, так что Пруссия, Силезия и Померания считались фактически утраченными территориями, а восточная Германия — оккупированной Советским союзом частью страны с марионеточным режимом.

ГДР также была основана как государство, чье правительство представляло всех немцев. В конституции страны было заложено, что Германия — неделимая республика с единым немецким гражданством. Так что и восточная Германия претендовала на исключительное представительство. Один из руководителей немецкого МИД Вальтер Хальштайн предложил в ответ разрывать отношения со странами, признававшими ГДР (доктрина Хальштайна) — до этого дело дошло только дважды (с Югославией в 1957 и с Кубой в 1963).

В 1955 Аденауэр посетил Москву, где не только договорился о возвращении в западную Германию последних военнопленных, но и подписал с Советским союзом соглашения о прекращении состояния войны и об установлении дипотношений. ГДР справедливо расценила это как уступку боннским претензиям на исключительное представительство.

Меток нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *